Переводческие тесты:
взгляды с разных колоколен

© Все права защищены.

Одна из наиболее конфликтогенных тем в переводческих кругах — тестовые переводы. С их помощью заказчики выбирают бюро, а бюро, соответственно, — переводчиков. Кто-то считает тесты неизбежным злом, кто-то — необходимостью, кто-то вообще сомневается в их целесообразности. Рассмотрим это явление с разных точек зрения.

Переводчик:
почему я должен делать это бесплатно?

Не проходит и дня, чтобы этот вопрос не обсуждали на профессиональных порталах, конференциях, в социальных сетях и просто в разговорах с коллегами. Это, вероятно, вторая по «болезненности» тема после расценок.

Вопрос закономерен, поскольку на выполнение тестового перевода для потенциального заказчика нужно потратить не меньше часа, хотя даже успешное прохождение теста не гарантирует получение заказов, особенно если в конкурсе участвуют десятки кандидатов. Есть ли смысл вообще тратить свое время на выполнение тестов, если шансы получить заказ от бюро малы? И не будет ли справедливо потребовать от заказчика плату за этот час работы, если качество теста будет соответствовать его требованиям? Далее для иллюстрации несправедливости обычно приводят аналогии с сантехниками и плиточниками, которые не станут выполнять работу даром.

Если речь зашла о справедливости, давайте рассмотрим вопрос комплексно и попробуем выяснить, почему аналогия «сантехник—переводчик» неуместна.

Представим, что переводческому бюро нужно два переводчика; оно публикует тест с целью отобрать наиболее квалифицированных. Свои варианты перевода присылают 25 человек, из которых, например, 22 теста оказываются плохими, три — хорошими. В итоге один хороший переводчик остается «на скамейке запасных» или вообще «за бортом». Ему не платят за хороший тест, не дают работы — и он чувствует себя обманутым. Кроме того, обманутыми себя чувствуют еще 6-7 переводчиков, которые не прошли тест, но считают свой перевод достойным. Они требуют объяснений или, опять же, оплаты.

Если следовать принципу справедливости, то хорошая работа действительно должна быть оплачена. Но ведь этот принцип действует в обоих направлениях. По этой логике, если перевод окажется плохим, то переводчики-неудачники должны компенсировать затраты бюро на проверку их «трудов» и время на разбирательства в спорных ситуациях, в которых оценщик теста в итоге оказывается прав. Подобным образом работают суды: «проигравший» не только выплачивает сумму предъявленного ему иска, но и компенсирует судебные издержки «победителя».

Готовы ли переводчики проходить тесты, исходя из принципа взаимной материальной ответственности? Решится ли переводчик сам предложить такие условия: «Если мой тестовый перевод будет соответствовать таким-то критериям, вы платите мне, а если не будет, я заплачу вам»? В 15-летней практике автора этой статьи такого не было.

Представим, как выглядела бы реализация такого принципа на практике. Например, бюро указывает в условиях сотрудничества: «Мы оплатим качественно выполненный тест, но потребуем компенсацию затрат на его проверку, если перевод окажется некачественным. Спорные ситуации будут рассматриваться третьей стороной-арбитром, услуги которой обязана будет оплатить та сторона, которая окажется неправой». При всей логичности и справедливости таких условий — каждая сторона материально отвечает за свою некомпетентность в случае ее выявления, — переводчики вряд ли их примут. И дело здесь не в отсутствии механизмов, а в неготовности следовать этому принципу. Механизмы можно создать, если участники будут готовы к таким «условиям игры».

Ситуация, сложившаяся в сфере тестов, не только не подразумевает оплаты усилий по их прохождению — наоборот: переводчики, доказывающие свою профпригодность, часто сами оплачивают право пройти тест, и плата эта порой немалая. Например, стоимость прохождения общеизвестного теста TOEFL в Украине — около 180 (в других странах — от 160 до 250) долл. США, при этом перенос экзаменов, повторная проверка и т. п. — считаются дополнительными услугами и оплачиваются отдельно. Стоимость прохождения теста GMAT — 250 долл. США. Многие переводческие ассоциации, например ATA (Американская ассоциация переводчиков), проводят платную сертификацию, в ходе которой нужно пройти тесты.

Переводчик тратит на прохождение теста свое время и, по идее, должен требовать от организаторов оплаты этого времени. Но это никому не приходит в голову — речь не заходит даже об отмене установленной ими платы. Объяснение этому простое: во-первых, переводчик сам соглашается на условия тестирования. Во-вторых, он понимает, что эти деньги идут на оплату работы экзаменаторов.

А ведь тест от компании — это, по сути, такая же сертификация, только корпоративная. Компания тоже оплачивает труд своих экзаменаторов. И условия изначально оглашаются: с самого начала переводчик знает, что прохождение теста не будет оплачено, а успешное прохождение не гарантирует получение работы. Нужно либо это принять и рискнуть, либо просто отказаться от теста.

Утверждение, что ситуация с тестами «уникальна» и что «другие специалисты вот так задаром не работают», — это лукавство или непонимание ситуации. Если вы, например, решили установить жалюзи на окна, к вам придет замерщик, который потратит свое время, чаще всего не имея гарантии заказа. Продавцы различных товаров раздают пробные экземпляры своей продукции, не требуя взамен никакой гарантии того, что этот товар купят. Если вы попробуете новый сорт кофе в супермаркете, никто не вправе заставить вас его купить.

Тест – это, по сути, разновидность собеседования на должность. А любое собеседование — это те же затраты времени, но никому не приходит идея брать деньги с несостоявшегося работодателя, хотя соискатель может потратить несколько часов на то, чтобы добраться в офис и поговорить с менеджером по персоналу. Выполнение тестового перевода стоит считать скорее маркетинговой деятельностью и продвижением своих услуг, а не собственно работой.

Еще один важный момент — кто к кому обратился: переводчик к бюро или наоборот. Если бюро само нашло переводчика и заинтересовано в работе с ним, то у переводчика сильная переговорная позиция: он может настоять на сотрудничестве и без теста. Если же он сам подает заявку в бюро, то он мало чем отличается от своих коллег-конкурентов, и у бюро нет повода делать для него исключение.

Популярен еще такой аргумент: «К чему мне тратить время на тест, если я могу за это время сделать реальный заказ?» Контраргумент: действительно, зачем вам проходить тест, если у вас и так есть заказы? Зачем вам новые клиенты, если вас полностью загружают уже имеющиеся? Ведь если вы пройдете тест, время на новые заказы у вас все равно не появится. А если не пройдете, то, опять же, потеряете время. В таких ситуациях логично вообще не обращать внимания на новые предложения и сэкономить время как себе, так и заказчикам.

В заключение этого раздела добавим, что бюро переводов прекрасно понимают эмоции переводчиков, поскольку они сами часто оказываются в том же положении: они регулярно проходят тесты для клиентов, привлекая к их выполнению лучших своих специалистов, а впоследствии не получают заказов. Но, тем не менее, продолжают проходить тесты, поскольку для них действуют те же принципы, что и для переводчиков, только на другом уровне.

Таким образом, тест не стоит воспринимать как обычный заказ: тест — это не работа, а ступенька к получению работы. Это заброшенная удочка — она не гарантирует улова, но без нее улова не будет вообще.

Бюро переводов:
как иначе оценить компетентность переводчика?

Почему бюро так любят отбирать переводчиков с помощью тестовых переводов? Ведь можно отобрать наиболее презентабельное резюме, ориентироваться на рекомендации или просмотреть уже готовые переводы, которые переводчик готов предоставить. Почему так редко используются альтернативные методы отбора?

Начнем с резюме. Оно говорит в первую очередь об умении соискателя «подать себя». Но маркетинговые способности, к сожалению, не всегда свидетельствуют о профессиональной компетентности. За громкими словами и красивыми картинками очень часто скрывается весьма посредственный исполнитель. А иногда, наоборот, за скромной и непрезентабельной рабочей биографией оказывается талант-самородок. Поэтому метод отбора переводчиков по резюме слишком часто сбоит.

Рекомендации на первый взгляд выглядят более надежным источником информации. Но и они не дают стопроцентного результата. Во-первых, нет никаких гарантий, что рекомендуемого и рекомендующего связывают только деловые отношения: вполне возможно, что лестная рекомендация — это просто дружеский реверанс. Во-вторых, нет уверенности, что уровень требований, предъявлявшихся к переводчику рекомендателем, был сопоставим с тем, который необходим для работы в (или с) бюро. Вполне вероятно, что предыдущий работодатель или клиент были попросту неспособны профессионально оценить качество работы переводчика. Поэтому рекомендации должны исходить от тех, чьи требования не ниже, чем у бюро, лучше всего — от уважаемых конкурирующих компаний. Но переводческие компании крайне редко дают такие рекомендации, так как не стремятся отдавать ценные кадры конкурентам. В итоге процент ценных рекомендаций получается мизерным.

Что касается предоставляемых кандидатом образцов переводов, они тоже дают повод для сомнений и беспокойства. Сомнений — потому, что на самом деле перевод мог быть выполнен кем угодно, необязательно самим соискателем, и даже просто скачан с Интернета. А беспокойства — потому, что переводчик мог выложить свой перевод в Интернет, не получив разрешения заказчика и тем самым нарушив принцип конфиденциальности. Такие нарушения чреваты проблемами для бюро, которое выдавало работу.

Таким образом, если бюро не знает переводчика, наиболее надежным способом отбора являются тесты. И так будет до тех пор, пока не появится некая авторитетная организация, после прохождения теста которой переводчику достаточно будет предъявить соответствующий сертификат. Все будут в выигрыше: квалифицированные переводчики не будут тратить время на прохождение тестов в каждое бюро, а бюро в разы снизят расходы на отбор и риски при работе с новыми переводчиками. Стоит еще отметить, что в некоторых странах такие организации существуют (например, та же ATA в США), но в большинстве регионов подобные сертификационные учреждения либо отсутствуют, либо просто не пользуются доверием у участников рынка.

Заказчик:
откуда я знаю, что заказ вы выполните так же хорошо, как и тест?

Для заказчика существует риск того, что к выполнению тестового задания бюро привлечет лучших переводчиков, а для выполнения дальнейших заказов — совсем других, менее квалифицированных. Имеет ли тогда смысл отбирать бюро по тестам?

Некоторые бюро действительно применяют подобные уловки, поэтому хорошо выполненный тестовый перевод вовсе не гарантирует качественное выполнение заказов впоследствии, особенно если они требуют привлечения нескольких переводчиков. Однако тестирование позволяет как минимум отсеять тех поставщиков переводческих услуг, у которых нет квалифицированных кадров даже для того, чтобы произвести первое впечатление.

Другими словами, тест не гарантирует качество, а лишь снижает риски. Один из вариантов дальнейшего их снижения — дать переводческому бюро небольшой «реальный» заказ и проверить, насколько качественно он будет выполнен, прежде чем выдавать более крупный.

Подобные методы используют и бюро в отношениях со своими внештатными переводчиками: сначала их тестируют, затем дают небольшой заказ, и лишь потом начинают загружать работой регулярно, и если она выполняется качественно, то переводчик практически всегда занят.

Тест или бесплатный перевод:
как выявить мошенников?

Среди неопытных переводчиков наблюдается «тестофобия» — убежденность, что, мол, под видом тестовых переводов бюро выдают реальные заказы и таким образом зарабатывают деньги на наивности начинающих, ни копейки им не платя.

Это, конечно, не так. Профессиональные бюро до подобных махинаций никогда не опускаются — это бессмысленно по следующим причинам:

—  Экономическая нецелесообразность. Даже если разделить, например, 10-страничный заказ между десятью проверенными, давно зарекомендовавшими себя переводчиками, то превратить выполненные ими (качественно!) переводы в единый связный текст — довольно нетривиальная и затратная задача. Именно поэтому в условиях, когда сроки не позволяют выполнить перевод одному переводчику, проект всегда разделяют на минимально возможное количество переводчиков — чтобы упростить работу редактора. Раздать этот 10-страничный заказ десяти кандидатам в переводчики, о квалифицированности которых еще ничего не известно, означает только усугубить дело: мало того, что все части будут переведены по-разному, как минимум три четверти будут переведены крайне плохо. Добавим сюда расходы на координацию проекта (менеджерам тоже нужно платить), публикацию «липовых» вакансий, сопутствующую головную боль — и получится, что значительно дешевле просто дать текст проверенному переводчику. То есть маскировать реальные заказы под тесты невыгодно, не говоря уж об этической стороне дела. Куда выгоднее зарабатывать на долгосрочном сотрудничестве с переводчиком, чем заработать один раз, обманув его. На самом деле хороших переводчиков очень мало, и не оплатить выполненную работу для бюро означает совершить акт корпоративного суицида.

—  Репутация. Если бюро работает на рынке достаточно долго и у него сложилась хорошая репутация среди клиентов и переводчиков, оно не будет рисковать ею ради копеечных заработков на фиктивных тестах: рано или поздно это приведет к потере клиентов и убыткам. И если эта афера вскроется, переводчик разнесет молву о недобросовестном бюро по всему Интернету и компании будет намного сложнее привлекать к сотрудничеству новых переводчиков.

Но откуда тогда появилась эта фобия у переводчиков? Очень просто: такую схему иногда используют «залетные» персонажи или непрофессиональные бюро-однодневки. У них нет бренда и репутации, они не собираются строить солидную компанию, которая будет работать на рынке долгие годы, они мыслят исключительно по схеме «заработал и сбежал».

Как отличить такие мошеннические фирмы-однодневки от серьезных бюро? Риск столкнуться с ними есть всегда, но его можно значительно снизить, выполнив несколько простых проверок:

1) Поищите официальную страницу бюро в Интернете и оцените ее качество. Вряд ли бюро, которое потратилось на качественный дизайн, будет экономить «на спичках». Если сайта нет, возникает вопрос, существует ли компания вообще.

2) Разузнайте о компании побольше. Например, сколько лет она на рынке: чем дольше она работает, тем меньше риск. Поищите отзывы о компании в Интернете — в частности, попробуйте найти отзыв о ней на ProZ.com и других профессиональных порталах. «Погуглите» телефон, адрес электронной почты и имя отправителя, по возможности найдите его профиль в сети LinkedIn.

3) Обратите внимание, с какого электронного ящика вам приходят письма компании. У серьезной компании всегда есть свой корпоративный почтовый домен. Если же вам пишут с бесплатного ящика в зоне gmail.com или yandex.ru, это повод задуматься.

4) Объем теста не должен быть чрезмерным. Одной страницы (250–300 слов) вполне достаточно для оценки качества работы. Если тест содержит более 500 слов, отказывайтесь без колебаний или хотя бы попросите сократить его.

Если вы нашли какую-либо подозрительную информацию о бюро, задайте прямой вопрос об этом отправителю теста либо вообще не связывайтесь с ним.

Немаловажное умение — «фильтровать негатив», который публикуется о переводческих компаниях в Интернете. Например, если бюро крупное и с ним работает 1000 переводчиков, обязательно найдутся те, кому что-то не понравилось, таковы законы статистики. Если из тысячи переводчиков 980 успешно сотрудничают с бюро, а 20 возмущаются, скорее всего, это говорит о том, что у этих 20-ти не вполне обоснованные претензии, чем о том, что 980 остальных не замечают, как их обманывают. Особенно должны настораживать анонимные отзывы: ведь, не называя своего имени, человек не несет никакой ответственности за свои слова, и вообще не факт, что он свои претензии не выдумал. Поэтому обязательно соизмеряйте размер компании с количеством отрицательных отзывов, прежде чем делать выводы.

Итоги…

Как видим, тема переводческих тестов сложна и многогранна, механизмы их применения не всегда четко отработаны, иногда возникают вопросы об их целесообразности и этичном использовании. Но на данный момент переводческая отрасль не изобрела действенных альтернативных механизмов оценки квалификации переводчиков, поэтому всем сторонам придется принять их как данность и относиться к их использованию с пониманием. Альтернативный путь –  создать такие механизмы, но такой вариант требует совместных волевых и организационных усилий всех профессиональных участников рынка.

Другие cтатьи

Человеческий фактор в бюро переводов: почему хорошо переводить недостаточно

07.06.2016 В этой статье мы поговорим о коммуникациях между бюро и переводчиками и их влиянии на сотрудничество.

Где найти хорошего редактора и зачем он вообще нужен

28.09.2018 В Интернете масса материалов о том, какими навыками должен владеть хороший переводчик. Упоминают обычно одни и те же качества: великолепное знание иностранных языков, безупречное владение родным, умение «чувствовать» лингвистические нюансы, пребывание в языковой среде, богатый словарный запас, владение компьютером на уровне «продвинутого пользователя» и т. п.

Переговоры о стоимости перевода

18.12.2018 Многим компаниям попадаются заказчики, которые еще на этапе согласования цен исходят из того, что сам факт наличия заказа, особенно крупного, — это уже достаточное основание, чтобы требовать скидку. На переговорах они обычно «давят» на будущего исполнителя и требуют уступок, и чаще всего добиваются их.

Спасибо!

Мы получили ваше резюме.

Как только мы его изучим, мы свяжемся с вами.

Спасибо!

Мы получили ваше сообщение.

Как только мы его изучим, мы свяжемся с вами.


В рабочее время мы обычно отвечаем
в течение часа.

Спасибо!


Вы успешно подписаны!

Сообщение

+ Прикрепить файл

Мы внимательно изучим ваше резюме
и свяжемся с вами в ближайшее время